Моральный вред гк рк

Моральный вред в гражданском и уголовном процессе

Моральный вред гк рк

Моральный вред возмещается лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий.

В настоящее время в Республике Казахстан можно требовать возмещения морального вреда чуть ли не каждому делу. Данный правовой институт оказался востребованным.

Он логично вписался в правовую модель, закрепленную в Конституции Республики Казахстан, согласно которой права и свободы человека являются высшей ценностью. Каждый гражданин вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Данный способ защиты состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав.

Институт возмещения морального вреда способствует наиболее полной защите нематериальных благ и личных неимущественных прав человека, что служит становлению и упреплению демократического правопорядка в обществе.

В течение длительного времени считалось, что моральный вред в социологическом обществе возмещению не подлежит.

В обоснование приводился аргумент – личность советского человека находится на столь недосягаемом высоте, ее нельзя никак оценивать деньгами.

С 1984 года в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных Республик появились понятие о возмещении морального вреда потерпевшей стороне.

Согласно статьи 951 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее по тексту ГК) под термином моральный вред –понимается нарушение, умаление или лишение личных неимушественных благ и прав физических и юридических лиц: в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздаражение, подавленность, гнев, стыд, отчание, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние, и так далее) испытываемые (переживаемые потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения. Норма, устанавливающая случаи, порядок и способы возмещения морального вреда, содержиться в статьях 951-952 ГК.

Возмещение морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя. Гражданский Кодекс Республики Казахстан предусматривает случаи, когда моральный вред компенсируется независимо от вины причинителя.

Это причинение вреда жизни и здоровью граждан источником повышенной опастности (например наезда автомобиля на гражданина).

– причинение вреда гражданину в результате незаконного осуждения. Незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения в виде ареста: незаконного помещения в психиатрическое лечебное помещение.

– Причинения вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутаци.

– Иные случаи, предусмотренные законодательными актами.

Моральный вред возмещается лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействиями) они нанесены: какие страдания перенесены потерпевшим, лежит на самом потерпевшем.

Согласно ч.4 ст. 951 ГК моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, возмещению не подлежит, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.

Согласно статьи 952 ГК моральный вред возмещается в денежной форме.

При определении размера морального вреда учитывается как субъективная оценка потерпевшим тяжести причиненного ему нравственного ущерба, так и объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий потерпевшего: жизненная важность блага, бывшего объектом посягательства (жизнь, здоровье, честь, достоинство, свобода, неприкосновенность жилища и т.д.

); тяжесть последствий правонарушения (убийство близких родственников, причинение телесных повреждений, повлекших инвалидность, лишение свободы, лишение работы или жилища и т.п.); характер и сфера распространения ложных позорящих сведений; жизненные условия потерпевшего (служебные, семейные, бытовые, материальные, состояние здоровья, возраст и др.

), иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Моральный вред возмещается независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Судебная практика свидетельствует о значительных сложностях, возникающих при определений оснований и размера компенсации морального вреда ввиду отсутствия четких критериев и методов оценки размера морального вреда.

К сожалению, на сегодняшний день отсутствует единая судебная практика, которая четко давала бы регламентацию данного вопроса.

Согласно нормативному постановлению Верховного Суда РК от 21 июня 2001 года №4 «О судебной практике по применению статьи 67 УК» правильное применение института примирения сторон способствует повышению роли и активности потерпевшего в уголовном процессе: полному и быстрому восстановлению его нарушенных прав и свобод. Одновременно направлено на проявление гуманизма к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, заглаживание вреда потерпевшему.

Размер компенсации по делам о взыскании морального вреда определяется только судом и при определении размера компенсации надлежить исходит из принципа справедливости и достаточности.

Анализ и статистика рассмотренных уголовных дел по делам об убийствах в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам Восточно-Казахстанской области показывает, что почти по 70 % делам за 2016 год и 1 полугодие 2017 года законные представители потерпевших по делам подают исковые заявления о возмещении материального ущерба и морального вреда, в связи со смертью близких родственников.

В исковых заявлениях потерпевшая сторона в большинстве случаев указывают большую сумму морального вреда, но суд рассматривает такие иски исходя из принципа справедливости и достаточности и судебная практика судей суда показывают, что судьями удовлетворяются в пределах 2 500 000 и 4 000 000 тенге с учетом всех обстоятельств дела и материального положения обеих сторон.

Председатель специализированного

межрайонного суда по уголовным делам

Восточно-Казахстанской области Касенов Б.А.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4881078-moralnyy-vred-v-grazhdanskom-i.html

К вопросу о понятии и компенсации морального вреда

Моральный вред гк рк

Характерной чертой современного развития общества является растущее значение основных прав и свобод человека. Их эффективная реализация и защита являются непременным условием существования демократии.

Закрепляя личные неимущественные права граждан в Конституции РК, государство обеспечивает их правовое регулирование комплексно, в том числе и нормами гражданского права.

Личные неимущественные права в гражданском праве имеют самостоятельный характер, выполняют роль правового средства обеспечения защиты личной сферы от постороннего вмешательства и требуют применения гражданско-правовых способов их защиты. Одним из средств защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав является компенсация морального вреда.

Несмотря на то, что в действующем законодательстве РК данному вопросу посвящен ряд норм, имеется нормативное постановление Верховного суда РК, остается ряд проблем правового регулирования отношений по возмещению морального вреда, и прежде всего в теории права вызывает дискуссии проблема понятия морального вреда и порядок его возмещения.

Согласно ст.

951 ГК РК под моральным вредом понимается нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения. Однако в ч.2,3 п.3 нормативного постановления Верховного суда РК № 3 от 21 июня 2001 г. «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» читаем, что «под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ».

Сопоставляя приведенные положения о понятии морального вреда, можно заметить определенные несоответствия. В первом случае законодатель рассматривает моральный вред как нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав, т.е само правонарушение, между тем как вред, в т.ч.

и моральный, представляет собой отрицательное последствие, результат таких противоправных деяний, которые и порождают нравственные и физические страдания. Во втором случае под моральным вредом понимаются непосредственно нравственные и физические страдания, которые являются следствием вредоносного результата противоправного поведения.

Думается, что правильнее рассматривать моральный вред, как и любой иной, как следствие причинения противоправного деяния, а не как само правонарушение.

Термин «моральный», как и термин «нравственный», представляет собой критерий в сфере общественной или индивидуальной нравственности, характеризующий духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами.

Поэтому категория «моральный вред», как справедливо отмечает Т.Шиктыбаев, больше подходит для обозначения последствий нарушения моральных, нравственных устоев индивида, а не физических и нравственных страданий [1, 55], как это трактуется в действующем законодательстве.

В вышеуказанном постановлении Верховный суд РК раскрывает суть «нравственных страданий», под которыми следует понимать «испытываемые им (человеком) чувства унижения, раздражения, подавленности, гнева, стыда, отчаяния, ущербности, состояния дискомфортности и т.д.».

Следует отметить, что перечисленные эмоционально-волевые переживания больше соответствуют понятию душевных страданий, а не нравственных.

Мораль и нравственность — это синонимы, соответственно и термин «моральный», как и термин «нравственный», представляет собой критерий в сфере общественной или индивидуальной нравственности, характеризующий духовные качества, которыми руководствовался человек, этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами [2].

Поэтому представляется более правильным использовать термин «душевные страдания», нежели «нравственные».

Более того, и физические страдания, под которыми понимается «физическая боль, испытываемая гражданином в связи с совершенным против него противоправным насилием или причинением вреда здоровью» [3] не укладываются в понятие морального вреда, так как эти страдания являются следствием материального вреда, а не морального. Так, например, в случае потери органа все затраты потерпевшего (на соответствующее лечение, протезирование и т.д.) будут составлять материальный вред, но никак не физический, являющийся составной частью морального вреда.

Все это позволяет сделать вывод, что физические и душевные страдания имеют совершенно иную правовую природу, чем моральный вред. И стоит согласиться с А.М.Эрделевским, У.К.Ихсановым, Б.Базарбаевым, Т.

Шиктыбаевым и другими о том, что термин «моральный вред» не совсем удачно выбран в гражданском праве для обозначения физических и нравственных страданий и нуждается в совершенствовании.

Например, длительное время в Англии и США существует институт компенсации физических и душевных страданий, и в законодательстве этих стран употребляется термин «психологический вред», который определяется как физические и психические страдания» [4].

В казахстанской юридической литературе одни авторы выдвигают предложения о разграничении среди неимущественного вреда двух его разновидностей: морального вреда как следствия нарушения права на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина и психического вреда, наступающего в результате посягательства на жизнь и здоровье человека [5].

Другие авторы предлагают использовать в ГК РК непосредственно термин «физические и душевные страдания», не подменяя его термином «моральный вред» [1, 58] и, по нашему мнению, этот вариант более целесообразен в употреблении, так как термин «физические и душевные страдания» охватывает все возможные отрицательные последствия, претерпеваемые человеком в результате нарушения его неимущественных прав и благ.

Наряду с выводом о необходимости пересмотра понятия морального вреда в ГК РК следует также рассмотреть вопрос о применимости этого понятия к юридическим лицам, так как этот вопрос законодательством решается неоднозначно. В частности, в ст.ст.

9, 143, 951 ГК РК юридическое лицо непосредственно называется в тексте, и предусматривается возможность компенсации морального вреда юридическим лицам, например, за нарушение его деловой репутации.

В нормативном постановлении Верховного суда РК «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» говорится о компенсации морального вреда лишь гражданину, и не содержится каких-либо положений о юридических лицах как о субъектах, которым может быть причинен моральный вред.

В правоприменительной практике наблюдаются случаи возмещения морального ущерба, причиняемого юридическим лицам. Более того, мировая тенденция свидетельствует о том, что происходит все более значительное расширение субъектного состава лиц, которым компенсируется моральный вред.

Так, например, Европейский Суд по правам человека признает возможность взыскивать моральный вред в пользу юридических лиц[6]. Однако законодательно закреплено, что моральный вред представляет собой физические и нравственные страдания, т.е. такие эмоционально-волевые ощущения, которые в состоянии испытывать только человек.

Юридическое лицо, будучи социальной общностью, не обладающей телесными и духовными свойствами, претерпевать подобные страдания не может, следовательно, и моральный вред, причиненный юридическим лицам, возмещаться не должен.

Представляется, что возмещаться моральный вред юридическому лицу не должен и потому, что умаление неимущественных прав юридического лица вполне можно выразить физической или стоимостной величиной. В этом случае, скорее всего, речь следует вести о возмещении имущественного ущерба, который был причинен юридическому лицу в результате этого нарушения. Поэтому представляется целесообразным устранение противоречий в законодательстве путем исключения из правовых норм упоминания о юридических лицах как о субъектах, претерпевающих моральный вред.

Одним из наиболее сложных вопросов данной темы является порядок исчисления размера компенсации физических и душевных страданий.

 Статья 952 ГК РК устанавливает, что при определении размера морального вреда учитываются как субъективная оценка потерпевшим тяжести причиненного ему нравственного ущерба, так и объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий потерпевшего: жизненная важность блага, бывшего объектом посягательства (жизнь, здоровье, честь, достоинство, свобода, неприкосновенность жилища и т.д.); тяжесть последствий правонарушения (убийство близких родственников, причинение телесных повреждений, повлекших инвалидность, лишение свободы, лишение работы или жилища и т.п.); характер и сфера распространения ложных, позорящих сведений; жизненные условия потерпевшего (служебные, семейные, бытовые, материальные, состояние здоровья, возраст и др.), иные заслуживающие внимания обстоятельства. Постановление Верховного суда РК «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» уточняет эти обстоятельства: степень испытываемых потерпевшим нравственных и физических страданий, форму вины причинителя, когда для компенсации этих страданий необходимо ее наличие. Однако несмотря на достаточно большое количество критериев, которые должны учитываться судом при решении вопроса о размере компенсации морального вреда, в правоприменительной практике все зависит от субъективного мнения суда. Отсутствие объективных критериев влечет расхождение в суммах, определенных судами за причинение морального вреда по однородным гражданским делам, что, в конечном счете, может привести и нередко приводит к ущемлению законных прав одной из сторон судебного процесса.

Между тем в зарубежной практике уже есть достаточно прогрессивные пути решения этих вопросов.

Так, в Великобритании введены специальные таблицы для определения размеров компенсации потерпевшему физических и душевных страданий, причиненных умышленными преступлениями.

В США, в случае смерти потерпевшего от преступления, его наследникам может быть выплачена денежная компенсация в пределах 250000 долларов и т.д. [7].

В нашей практике также встречаются однородные случаи, когда законодательно установлен конкретный размер компенсации морального вреда.

В частности, статьей 22 Закона РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» установлено, что жертвам массовых политических репрессий имущественный и неимущественный вред подлежит возмещению в размере трех четвертей месячного расчетного показателя, установленного законодательством РК на момент обращения реабилитированного в органы социальной защиты населения, за каждый месяц незаконного пребывания в местах лишения свободы, но не более 100 установленных законом минимальных расчетных показателей. Как показывает практика, законодательно установленные размеры (нижние, верхние пределы) компенсации за физические и душевные страдания, безусловно, облегчают проблему определения выплат за причиненный вред, однако не следует забывать, что для установления единой судебной практики по республике при решении вопроса об определении размера компенсации морального вреда в денежной форме по однородным гражданским делам потребуется большая работа по обобщению состояния рассмотрения дел данной категории. Но этот путь необходимо использовать для урегулирования вопроса об объективном определении размера компенсации за физические и душевные страдания.

Наряду с этим в последнее время в теории права все больше авторов склоняются к необходимости определения размеров денежных выплат, причитающихся гражданину за перенесенные им страдания в каждом конкретном случае, которые могут быть вычислены с применением специальных таблиц для определения размеров компенсации физических и душевных страданий.

В этой связи заслуживает внимание метод определения размера компенсации морального вреда, предлагаемый А.М.Эрделевским.

Необходимо отметить, что автор разработал таблицу размеров компенсаций презюмируемого морального вреда применительно к различным нарушениям прав личности в порядке характера и степени их опасности для потерпевшего и предложил формулу, по которой, в зависимости от законодательно установленных обстоятельств, должны определяться размеры компенсации морального вреда в каждом отдельном случае [8]. Конечно, опыт этот заслуживает внимания, но, тем не менее, на этой основе можно разработать свою таблицу и формулу, которые позволят добиться единой судебной практики в этом вопросе и более справедливо и объективно подходить к решению данного вопроса. 

Список литературы

     1.   Шиктыбаев Т. Моральный вред: проблемы понятия и ответственности // Правовая реформа в Казахстане, 2003. — № 4. — С. 55.

     2.   Рахимов Е.К. Актуальные проблемы возмещения морального вреда // Материалы междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию Е.А.Букетова. — Т. 2. — Караганда, 2005. — С. 487.

     3.   Нормативное постановление Верховного суда РК от 21.07.2001 г. «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда».

     4.   Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. — М., 1997. — С. 2.

     5.   Ащеулов А.Т., Жайлин Г.А. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный преступлением против личности. — Алматы, 2000. — С. 128.

     6.   Илларионов М. Возмещение морального вреда юридическим лицам // Государство и право, 2002. — № 7. — С. 39.

     7.   Эрделевский А.М. Проблемы компенсации морального вреда в зарубежном и российском законодательстве и судебной практике // Государство и право. — 1997. — № 10. — С. 22–28.

     8.   Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. — М., 1997. — С. 133–144.

Фамилия автора: В.В.Зинченко, Л.В.Сорокина

В статье рассматриваются ключевые аспекты управления программным проектом, способствующие контролю его реализации, оптимизации расходов ресурсов, достижению конечных целей.

Ляйлим УТЕПОВА, 2014

Источник: https://articlekz.com/article/5147

Моральный вред и его компенсация в Гражданском кодексе Республики Казахстан

Моральный вред гк рк

Тамара Калеева, президент Международного Фонда защиты свободы слова «Адил соз»

Моральный вред, как и честь и достоинство – категории чрезвычайно субъективные. Особенно это касается достоинства, то есть самооценки личности. Что бы ни говорили современные ученые о том, что она должна быть основана на социально значимых критериях, в реальности амплитуду этих самооценок еще в 18 веке хорошо сформулировал Державин: «я царь – я раб, я червь – я бог».

С честью, то есть с внешней, общественной оценкой личности не намного проще. Как ее исчислять? По масштабу известности – всемирной, государственной, вузовской, уличной и т.д.? Невозможно.

По количеству знакомых, по количеству поздравительных открыток на праздники, по количеству наград? Тоже неправильно, для хорошего сантехника, чабана, таксиста честь не менее важна, чем для премьер-министра.

На практике мы наблюдаем, что судьи определяют сумму компенсации морального вреда, учитывая должность или состоятельность пострадавшего: если «червь и раб», то тысяч 50, если «царь и бог», то тогда большие миллионы.

Ныне действующая полная аморфность с определением компенсации морального вреда больше всего бьет конкретно по журналистам и средствам массовой информации, а в целом по нашему обществу, которое практически ограничено в праве на получение общественно важной информации.

Не ошибается тот, кто не работает, а наше законодательство и судебная власть взыскивают с журналистов за ошибки по полной программе. Я имею в виду не только судебные решения, которые разоряют журналистов и СМИ, то и сами судебные процессы, которые, даже закончившись в пользу журналистов, являются большой моральной нагрузкой.

Половина МРП – стоимость иска о защите чести и достоинства, а предъявляемые ко взысканию суммы не ограничены ничем. Стоит ли удивляться, что суды завалены попросту нелепыми делами и вынуждены месяцами на полном серьезе разбираться, унижены ли, например, честь и достоинство истца словом «кверулянство», при том, что в публикации о самом истце не сказано ни слова.

Уверена, что если наши истцы будут платить гос.пошлину не 600 тенге, как сейчас, а хотя бы 2 процента от суммы иска, то и вздорных претензий станет гораздо меньше, и свои моральные страдания истцы будут уже оценивать не в сотни миллионов, как сейчас, а более объективно.

Журналистская общественность давно предлагает это изменение, оно было еще в законопроекте, который парламент принимал в работу в 2007 году. Тогда его рассмотрению помешал очередной самороспуск мажилиса. Прошло шесть лет, суммы исков увеличились в десятки раз, а обоснования этих требований те же – я страдал, переживал, испытывал гнев и отчаянье, выплатите мне 10, 50, 100 миллионов.

Человек порой даже не рассчитывает выиграть, он хочет поквитаться со СМИ за критику, пощекотать журналистам нервы, попугать.

В прошлом году, по данным нашего фонда, журналистам и средствам массовой информации было предъявлено исков о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда на 4, 5 миллиарда тенге. Взыскано гораздо меньше, но ряд изданий, как и прежде, оказались под угрозой разорения и, как следствие, закрытия.

Только один пример. В 2010 году судебным решением о взыскании 20 миллионов тенге в пользу крупного предпринимателя была поставлена на грань закрытия независимая газета «Уральская неделя», тогда истец совершил хадж в Мекку и отказался от взыскания суммы.

В 2011 году тот же суд снова постарался уничтожить «Уральскую неделю», обязав выплатить 20 миллионов уже по другой публикации. Тогда вовремя подоспели изменения в Гражданский кодекс, лишающие юридические лица права защищать свои честь и достоинство, газета уцелела.

Но сейчас ее существование снова проблематично, потому что те же суды Западного Казахстана обременили ее обязательствами выплаты 6,5 миллиона тенге.

В нормативном постановлении Верховного суда Республики Казахстан «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» все сказано правильно – о принципе справедливости и достаточности, об объективных доказательствах страданий.

Видимо, этого недостаточно, если суды вносят решения о взыскании с маленькой газеты или интернет-сайта многих миллионов тенге в пользу успешных предпринимателей, которые, в свою очередь, обещают передать эти деньги детским домам.

Вот Пленум Верховного Суда Российской Федерации в 2010 году принял дополнения в свое же Постановление, и там указал: «Компенсация морального вреда должна отвечать цели, для достижения которой она установлена законом, — компенсировать потерпевшему перенесенные им физические или нравственные страдания.

Использование права на компенсацию морального вреда в иных целях, в частности, для создания ситуации, при которой фактически ограничивается право каждого на свободу выражать свое мнение, включая свободу придерживаться своего мнения, свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, не допускается. … Судам следует иметь в виду, что сумма компенсации морального вреда должна быть разумной и справедливой (пункт 2 статьи 1101 ГК РФ) и не вести к нарушению свободы массовой информации». Думается, что и Верховному суду Казахстана пора внести аналогичные добавления в свое нормативное постановление от 2001 года.

Давно назрела необходимость внести изменения в статью 951 ГК, согласно которой моральный вред, причиненный распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, взыскивается со СМИ независимо от их вины.

Много ли у нас в стране субъектов, которые по закону могут быть без вины виноватыми? Только источники повышенной опасности и СМИ.

Опубликовала газета сообщение полицейской пресс-службы о том, что такой-то чиновник арестован по подозрению в получении взятки, суд позднее оправдал его, и чиновник предъявляет претензии к СМИ – опорочены его честь и достоинство.

Мы наблюдаем, как некогда боевые издания и их «золотые перья», помотавшись по судам, проведя недели и месяцы в волнении, страхе разорения и профессионального дискомфорта, в конце концов превращаются в умеренные скучные еженедельники, которые никому не интересны, не поднимают острых тем, не обличают коррупцию, но благополучно существуют за счет рекламы и гос. заказа. В неменьшей, если не в большей степени это касается и государственных СМИ. Сейчас, как мы знаем, предпринимаются очень большие усилия, чтобы вернуть доверие и популярность государственным изданиям. Но пока в нашем законодательстве баланс прав и свобод человека нарушен, честь и достоинство защищаются без всякого учета общественных интересов и за счет ущемления права на свободу слова, достойных СМИ будет гораздо меньше, чем это требуется.

Источник: medialawca.org

Источник: https://www.internews.kz/newspage/11-04-2013/1550

Возмещение морального вреда

Моральный вред гк рк

Моральный вред и проблема его возмещения по искам о защите личных неимущественных прав была и остается объектом повышенного внимания юристов-практиков. Это напрямую связано с социальной защитой личности, охраной неприкосновенности.

Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно.

Ст.

951 Гражданского кодекса РК определяет моральный вред как «нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения».

Согласно ст. 115 ГК объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. К последним относятся: жизнь, здоровье, достоинство личности, честь, доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, на авторство, на неприкосновенность произведения и другие нематериальные блага и права.

Применяя ст. 6 ГК, можно установить, что юридические лица не располагают такими благами. Личные неимущественные блага и права можно определить как нематериальные блага и права первого уровня, которые неразрывно связаны с самим существованием личности.

Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и только в случае посягательств на них нуждаются в правовой защите.

Блага и права второго уровня – право на имя, право на авторство и иные неимущественные права – являются субъективными правами, которые составляют содержание конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированы нормами права. В случае же нарушения этих прав они также пользуются правовой защитой.

При наличии условий

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий: – претерпевание морального вреда; – неправомерное действие причинителя вреда; – причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом; – вина причинителя вреда.

Первым условием является наличие морального вреда, то есть негативных изменений в психической сфере чело- века, вызванных физическими и нравственными страданиями. Законодатель обоснованно устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда.

В данном случае действует принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать следующим образом: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие) признается по- терпевшим и понесшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное».

Второе условие ответственности за причинение морального вреда – противоправность.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право по- терпевшего на компенсацию морального вреда, следует указать, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина.

Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений.

Между тем возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда.

Третье условие ответственности за причинение морального вреда – причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. Совершенное неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Наличие причинной связи не всегда легко установить.

Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда – это четвертое условие.

Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности.

В случаях, предусмотренных законодательными актами, возмещение морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. Случаи эти перечислены в п. 3 ст. 951 ГК.

Ст.

952 ГК предусматривает, что моральный вред возмещается в денежной форме и независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Моральный вред часто более чувствителен и более остро заставляет страдать потерпевшего, чем имущественный. Он, как таковой, не может быть возмещен, но он может быть хоть как-то компенсирован. Ввиду отсутствия лучшего способа восстановить душевный дискомфорт потерпевшего, этим способом служит денежная компенсация.

Определяя размер компенсации

Одним из спорных моментов, постоянно возникающих в судебной практике, является определение размера компенсации морального вреда. Так, важнейшей специфической особенностью морального вреда является то, что сами негативные изменения происходят в сознании потерпевшего.

Существует множество точек зрения по вопросу определения критерия раз- мера компенсации морального вреда. Однако при этом должны учитываться индивидуальные особенности потерпевшего. Как указано выше, моральный вред возникает в результате физических либо нравственных страданий.

Физические страдания – это категория чисто физиологическая, у разных людей разный болевой порог, разная способность терпеть физическую боль, в связи с чем неправильно оценивать одинаково моральный вред, причиненный одинаковой силой ударом ребенку, престарелому человеку либо взрослому мужчине.

Нравственные страдания можно определить как совокупность отрицательных эмоций – чувства страха, унижения, обиды и т.д.

Степень и глубина подобных психических реакций зависит как от индивидуальных особенностей психики, уровня развития интеллекта, самооценки потерпевшего, так и от положения объекта, посягательство на который причиняет моральный вред, в системе ценностей самого потерпевшего.

В связи с этим, например, не может быть одинаковой компенсация морального вреда за психические страдания, вызванные причинением вреда здоровью с образованием уродующих открытые части тела шрамов и рубцов, для лица, придающего большое значение своей внешности, с человеком, не очень сильно ею озабоченного. Ведь если в системе ценностей по- терпевшего его собственная внешность стоит на одном из первых мест, то и причинение ущерба внешнему виду вызовет у него глубокие переживания.

Кроме того, при определении размера компенсации морального вреда необходимо в отдельных случаях учитывать материальное положение лица, которому такой вред причинен (ст. 952 ГК). Необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда.

Моральный вред как категория нематериальная не может быть оценен денежной суммой как категорией исключительно материальной. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям.

Рассматривать во взаимосвязи

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан.

Согласно п. 4 ст. 951 ГК моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, возмещению не подлежит, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.

В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается Законом РК «О защите прав потребителей» от 4 мая 2010 года.

Данным Законом охватывается часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности.

Нарушение имущественных прав неизбежно вызывает вред в виде нарушения также и неимущественных прав.

Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться своими правами при отсутствии материальных средств, ограничения своей свободы, ощущения незащищенности себя и своей семьи.

Утрачивая какую-либо ценную вещь, человек терпит не только имущественные убытки, но и испытывает определенные эмоциональные переживания по этому поводу, которые выводят его из обычного душевного равновесия. Это подтверждает неразрывную взаимосвязь материальных и нематериальных благ личности.

В подавляющем большинстве случаев деяние, нарушающее имущественные права гражданина, одновременно является и посягательством на его неимущественные права, прежде всего на психическое благополучие, являющееся составным элементом здоровья чело- века. Исходя из этого, по моему мнению, необходимо произвести определенную корректировку норм гражданского законодательства, где предусмотреть в отдельных случаях возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав.

Моральный вред компенсируется в денежном выражении (п. 1 ст. 952 ГК). Размер компенсации определяется судом.

В соответствии с п.

7 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 3 от 21 июня 2001 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» при определении размера компенсации морального вреда в денежном выражении необходимо принимать во внимание как субъективную оценку гражданином тяжести причиненных ему нравственных страданий, так и объективные данные, свидетельствующие об этом, в частности:

– жизненную важность личных неимущественных прав и благ (жизнь, здоровье, свобода, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, честь и достоинство и т.д.);

– степень испытываемых потерпевшим нравственных или физических страданий (лишение свободы, причинение телесных повреждений, утрата близких родственников, утрата или ограничение трудоспособности и т.д.);

– форму вины (умысел, неосторожность) причинителя вреда, когда для возмещения морального вреда необходимы ее наличие, а также другие подтвержденные материалами дела обстоятельства, в частности, семейное и имущественное положение гражданина, несущего ответственность за причиненный потерпевшему моральный вред.

Денежная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями.

По принципу разумности и справедливости

В теории права все больше авторов склоняются к необходимости определения размеров денежных выплат, причитающихся гражданину за перенесенные им страдания в каждом конкретном случае, которые могут быть вычислены с применением специальных таблиц для определения размеров компенсации физических и душевных страданий. В связи с этим заслуживает внимания метод определения размера компенсации морального вреда, предлагаемый А. Эрделевским. Необходимо отметить, что автор разработал таблицу размеров компенсаций морального вреда применительно к различным нарушениям прав личности в порядке характера и степени их опасности для потерпевшего и предложил формулу, по которой в зависимости от законодательно установленных обстоятельств должны определяться размеры компенсации морального вреда в каждом отдельном случае.

В нашей практике также встречаются однородные случаи, когда законодательно установлен конкретный размер компенсации морального вреда. В частности, ст.

22 Закона РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» установлено, что жертвам массовых политических репрессий имущественный и неимущественный вред подлежит возмещению в размере трех четвертей месячного расчетного показателя, установленного законодательством РК на момент обращения реабилитированного в органы социальной защиты населения, за каждый месяц незаконного пребывания в местах лишения свободы, но не более 100 установленных законом минимальных расчетных показателей. Как показывает практика, законодательно установленные размеры (нижние, верхние пределы) компенсации за физические и душевные страдания, безусловно, облегчают проблему определения выплат за причиненный вред, однако не следует забывать, что для установления единой судебной практики по республике при решении вопроса об определении размера компенсации морального вреда в денежной форме по однородным гражданским делам потребуется большая работа по обобщению состояния рассмотрения дел данной категории. Но этот путь необходимо использовать для урегулирования вопроса об объективном определении размера компенсации за физические и душевные страдания.

С учетом вышеизложенного, предлагаются следующие пути решения выявленных проблем:

– определить величину суммы компенсации морального вреда, являющуюся базисом, от которого суд сможет отталкиваться. Средний размер компенсации можно определить в минимальных размерах заработной платы от одного до 100 МРП;

– следует признать прямой обязанностью истца представить в судебное заседание доказательства, подтверждающие все факты, на которые он ссылается, в обоснование суммы компенсации морального вреда.

Таким образом, возмещение морального вреда возможно и желательно прежде всего в отношениях, возникающих вследствие причинения вреда жизни и здоровью граждан. Размер компенсации должен определяться судом, а в некоторых случаях может быть установлен в правовой норме и уплачиваться в виде единовременной суммы.

Действующим законодательством предусмотрена только одна форма компенсации морального вреда – денежная. Законодатель оставил определение размера компенсации морального вреда на усмотрение суда, рассматривающего дело, с учетом принципов определения такого размера, которые установлены только в вышеназванном нормативном постановлении (принцип разумности и справедливости).

В заключение хотелось бы отметить, что несмотря на сравнительно небольшой «возраст» института возмещения морального вреда в национальном законодательстве, судами уже рассмотрено довольно большое количество дел анализируемой категории. Значительную долю среди них занимают иски о компенсации морального вреда, связанного с причинением телесных повреждений источниками повышенной опасности, распространением порочащих сведений, рядом других правонарушений.

Судья Верховного Суда РК                                                                    Жумагулов Б.Т.

9 января 2015 года                                           Источник: Газета «Юридическая газета»

Источник: http://sud.gov.kz/rus/content/vozmeshchenie-moralnogo-vreda

Кабинет Юриста
Добавить комментарий