Судебная практика по 168 гк рф

Признание сделок недействительными по новому ГК РФ -Статьи

Судебная практика по 168 гк рф

С 1 сентября 2013 года вступили в силу изменения внесенные в Гражданский кодекс РФ регулирующие правила о недействительности сделок. Что же изменилось в таком важном и чувствительном для всех без исключения правовом институте?

Внесение изменений в Гражданский кодекс РФ призвано усложнить возможность признавать сделки (договоры) недействительными и придать гражданскому обороту большую стабильность. Насколько это получилось, ответит только судебная практика, а пока попробуем проанализировать некоторые новеллы.

Самым распространенным основанием для признания сделок (договоров) недействительными является статья 168 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой, если сделка нарушает требования закона или иного правового акта, то она ничтожна, если законом не установлено, что такая сделка оспорима, или не предусмотрены иные последствия.

В п. 1 ст. 168 новой редакции ГК РФ предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, оспорима, за исключением случаев, предусмотренных законом. Таких случаев, однако, не мало (см., к примеру, п. 3 ст. 163, п. 2 ст. 168, ст. 169, п. 2 ст. 170, п. 1 ст. 173.1, п. 2 ст. 174.1, п. 2 ст. 188 ГК РФ).

И все же это изменяет правовую ситуацию, поскольку одно из основных отличий оспоримой сделки от ничтожной состоит в том, что оспоримая сделка в качестве недействительной может быть квалифицирована лишь судом. Что касается ничтожной сделки, то она является таковой независимо от решения суда. Т.е.

если мы имеем дело с ничтожным договором, то нам не обязательно заявлять иск о признании договора недействительным, как это было бы необходимо имей мы оспоримый договор, а сразу же можно заявлять иск о применении последствий недействительности этой сделки (возврат всего полученного по сделке).

Справедливости ради надо отметить, что на практике истцы, как правило, даже при ничтожности договора заявляют одновременно два требования — первое, о признании договора недействительным и второе, о применении последствий недействительности договора, так как всегда существует некая неопределенность, является ли конкретная сделка ничтожной и заявляя самостоятельный иск о признании договора недействительным истец хочет, чтобы эта неопределенность была снята именно судебным решением.

В настоящее время требовать признания сделок ничтожными и применения последствий недействительности ничтожной сделки в судебном порядке может любое лицо. Однако в соответствии с новой редакцией ГК РФ заявить такое требование смогут лишь стороны сделки.

Иные лица будут вправе обращаться с подобными заявлениями в суд лишь в случаях прямо предусмотренном законом. Указанные изменения направлены на пресечение недобросовестного поведения лиц заявляющих о недействительности таких сделок, которые не затрагивают их законных интересов.

А такое в настоящей правовой реальности не редкость, иск о признании договора недействительным используют для шантажа одной из сторон договора.

Кроме того, в Гражданский кодекс РФ введено несколько новых, и, по моему мнению, весьма важных элементов правового регулирования:

  • Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.
  • Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.
  • Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
  • Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.
  • Суд вправе не применять последствия недействительности сделки, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.
  • Лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия.

В новой редакции ГК РФ также изменены положения о недействительных сделках, совершенных под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Теперь дается определение существенного заблуждения, под которым следует понимать такое заблуждение, которое не позволило заблуждающейся стороне разумно и объективно оценивать ситуацию настолько, что она не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Также установлен более широкий перечень жизненных ситуаций, которые определяются как достаточно существенные заблуждения:

  • сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
  • сторона заблуждается в отношении тождества предмета сделки или таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
  • сторона заблуждается в отношении природы сделки;
  • сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со

сделкой;

  • сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

В новой редакции ГК РФ говорится, что сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения, не может быть признана недействительной, если контрагент согласился на ее совершение на условиях, из представления о которых исходила заблуждающаяся сторона. В этом случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает эти условия сделки в своем решении.

В то же время новые положения ГК РФ вводит и некоторые ограничения на оспаривание сделок по ст. 178 ГК РФ, поскольку в п. 5 данной статьи установлено.

Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

Значительно изменено регулирование возмещения ущерба в случаях признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием существенного заблуждения.

Действующим Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что сторона, не заблуждавшаяся относительно условий сделки, может потребовать возмещения реального ущерба от своего контрагента, если заблуждение произошло по вине данного контрагента.

Теперь же предусматривается, что реальный ущерб при признании сделки недействительной по ст. 178 ГК РФ должен возмещаться также и в случае возникновения заблуждения в результате обстоятельств, не зависящих от воли сторон.

Ущерб не может возмещаться, если сторона, не заблуждающаяся в условиях или существе сделки, знала или должна была знать о наличии заблуждений у другой стороны или заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые она отвечала.

Гражданский кодекс РФ дополнен нормой о сроке исковой давности для признания сделки ничтожной. В п. 1 ст.

181 ГК РФ в новой редакции указывается, что установленный срок исковой давности по заявлению третьего лица (не являющегося стороной сделки) отсчитывается с момента, с которого это лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения такой сделки, но, во всяком случае, не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки.

22.12.2014, 17101 просмотр.

Источник: https://advokate-kudrjavtsev.ru/article/rescission-of-contracts-by-the-new-civil-code/

Статья 168 ГК РФ. Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта

Судебная практика по 168 гк рф

1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Общее правило, устанавливаемое ст. 168 ГК РФ, делает ничтожной сделку, которая противоречит закону и иным правовым актам. Согласно ст. 3 ГК РФ под иными актами понимаются указы Президента и постановления Правительства. Перечень не может быть расширен.

См. все связанные документы >>>

1. Статья устанавливает важный правовой принцип, согласно которому сделка, не соответствующая требованиям норм права, является по общему правилу ничтожной. Это аксиоматичное положение вытекает из сущности и назначения правовой регламентации сделок, ибо при ином решении нормы права утрачивают свое регулирующее воздействие и могут не соблюдаться.

Однако закон может признавать некоторые противоправные сделки не ничтожными, а оспоримыми, а также предусматривать особые последствия их недействительности. Примером являются ст. 162 ГК о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки и п. 3 ст. 572 ГК о последствиях ничтожного договора дарения.

2. Использованный в статье термин “закон или иные правовые акты” должен толковаться расширительно и охватывать все надлежаще установленные нормы гражданского законодательства РФ, в том числе нормы международного права, которые являются составной частью правовой системы РФ (см. ст. 7 ГК и коммент. к ней).

В последующих статьях ГК есть прямые указания о недействительности сделки, противоречащей банковским правилам (ст. 836). Недействительными должны признаваться условия договора, противоречащие правилам перевозки, издаваемыми транспортными министерствами, и прямое указание об этом дано в ст. 143 УЖД и ст. 126 УАТ.

3. ГК исходит из предпосылки, что нормы действующего права должны быть известны каждому и их незнание или неправильное понимание, т.е.

отсутствие вины в действиях сторон, совершивших противоправную сделку, не может исключать ее недействительность.

Однако в предусмотренных законом случаях вина и ее степень влияют на правовые последствия недействительной сделки (см. ст. ст. 169, 174, 179 ГК и коммент. к ним).

4. С правовой точки зрения все называемые в ГК случаи недействительности сделок основаны на их несоответствии требованиям законодательства.

Однако некоторые из таких сделок признаются ГК не ничтожными, как в ст. 168, а оспоримыми.

Это обстоятельство, а также введение особых последствий для отдельных групп недействительных сделок требуют их специального урегулирования в дополнение к общим правилам ст. 168 ГК.

5. В большинстве статей ГК в отношении сделок, нарушающих его нормы, содержатся прямые указания о возможности их оспаривать или о ничтожности сделки.

Указания о ничтожности сделки предусмотрены в ГК при нарушении требований, установленных для договоров дарения (п. 3 ст. 572), аренды и субаренды (п. 2 ст. 618), банковского вклада (п. 2 ст. 836), страхования предпринимательского риска (ст. ст. 933, 951), имущественного страхования (ст. 951).

6. Однако в ряде статей ГК, согласно которым при наличии отступлений от норм ГК сделка признается недействительной, нет указания, является ли она ничтожной или оспоримой. В части первой ГК это п. 4 ст. 339, в части второй ГК – п. 2 ст. 930.

В этих случаях надлежит считать, что сделка является ничтожной в силу правил ст. 168 ГК. Отсылка к этой статье дается в п. 2 ст. 835 ГК для случаев нарушения правил о банковских вкладах, и такая редакция текста ГК является более полной и ясной.

7. Нормы о недействительности определенных категорий сделок, не соответствующих требованиям законодательства, помимо ГК, содержатся во многих других законах РФ: Законе о валютном регулировании, Законе о приватизации, Законе об акционерных обществах, Водном и Лесном кодексах, Семейном кодексе. Некоторые из этих Законов определяют также последствия недействительности сделок.

Водный кодекс (ст. 132) и Лесной кодекс (ст. 112) содержат общую норму, согласно которой сделки, совершенные с нарушением водного (лесного) законодательства Российской Федерации, являются недействительными. В ст. 30 Закона о приватизации приведен перечень нарушений, которые влекут недействительность сделок по приобретению приватизируемых государственных и муниципальных предприятий.

Если конкретные основания и последствия недействительности гражданско-правовых сделок в названных Законах не определены, к таким сделкам должны применяться общие правила по этому вопросу, содержащиеся в гл.

9 ГК, согласно которым не соответствующие законодательству сделки являются ничтожными (ст. 168 ГК), а общим последствием недействительности является двусторонняя реституция (ст. 167 ГК).

Однако возможно признание таких сделок совершенными с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).

8. В ст. 14 Закона о валютном регулировании содержится правило, согласно которому по недействительным в силу этого Закона сделкам все полученное по ним взыскивается в доход государства. Однако Закон не называет отдельные случаи недействительности нарушающих его нормы сделок, а они по своему характеру и последствиям являются различными.

Правовые последствия недействительных сделок определены в ГК, после принятия Закона о валютном регулировании по-разному с учетом характера допущенного нарушения.

Валютные сделки являются видом гражданско-правовых сделок, и поэтому следует заключить, что при недействительности валютных сделок их последствия должны определяться не общим правилом ст.

14 Закона о валютном регулировании, а нормами гл. 9 ГК.

9. Согласно ст. 84 Закона об акционерных обществах сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, совершенная с нарушением предусмотренного законом порядка ее заключения, может быть признана недействительной. При этом заинтересованное лицо несет перед обществом ответственность в размере причиненных ему убытков.

10. В соответствии со ст. 35 Семейного кодекса сделка, совершенная одним из супругов, может быть признана судом недействительной по требованию другого супруга, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии этого супруга на совершение данной сделки.

Источник: https://RuLaws.ru/gk-rf-chast-1/Razdel-I/Glava-9/paragraph-2/Statya-168/

Некоторые проблемы практики применения статьи 168 гражданского кодекса Российской Федерации арбитражными судами

Судебная практика по 168 гк рф

/”Вестник ВАС РФ”, N 10, 2001)
В.В. КРЕСС, Д.О. ТУЗОВ

В.В. Кресс, начальник отдела обобщения судебной практики Арбитражного суда Томской области, кандидат юридических наук.

Д.О. Тузов, доцент кафедры гражданского права Томского государственного университета, кандидат юридических наук.

Проблема недействительности сделок приобретает в последнее время все большую актуальность.

Сегодня о ее насущности убедительнее всего свидетельствует число судебных дел, в которых так или иначе затрагиваются вопросы о соответствии гражданско – правовых сделок нормам объективного права .

Достаточно распространены в арбитражной практике и дела, связанные с применением статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. Это обусловлено прежде всего беспрецедентным увеличением числа нормативных актов и одновременным усложнением правоопосредуемых отношений.

В практике Арбитражного суда Томской области дела по искам о признании договоров недействительными и применении последствий их недействительности составляют около 3,5 процента от общего числа всех разрешенных в 2000-м и 2001 годах дел. Эта статистика не учитывает, однако, тех споров, в которых истец ссылается на недействительность сделки как на одно из оснований каких-либо иных заявляемых им требований, а также тех, в которых указание на недействительность договора выступает как возражение ответчика против иска или используется судом при обосновании решения по собственной инициативе.

С одной стороны, названные обстоятельства уже сами по себе способны породить многочисленные расхождения между предписаниями закона и волей частных лиц, выраженной в гражданско – правовых сделках, с другой – проблему усугубляет новизна, а зачастую и несовершенство действующего законодательства.

Как отмечается в литературе , иски о признании сделок недействительными нередко выступают в качестве средства защиты недобросовестной стороны от требований своего контрагента по сделке, а также в качестве способа передела собственности.

Следует отметить и то, что, предъявляя иски о признании сделок недействительными, истцы далеко не всегда четко определяют свои требования к ответчику, а также обосновывающие их материально – правовые нормы.

Все это существенно осложняет разрешение судом соответствующих споров как с точки зрения исследования доказательственной базы по делу, так и с точки зрения правовой квалификации отношений сторон.

См., напр.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 650. (Автор гл. VIII – В.В. Витрянский.)

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского “Договорное право. Общие положения” (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации – М.: Издательство “Статут”, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Анализ практики применения статьи 168 ГК РФ арбитражными судами выявил ряд вопросов и проблем, требующих своего теоретического осмысления и выработки соответствующих рекомендаций.

К ним, в частности, следует отнести вопросы об основаниях применения статьи 168 ГК РФ, о недействительности крупных сделок акционерных обществ, о круге лиц, имеющих право заявлять требования о признании сделки недействительной (ничтожной), а также некоторые процессуальные проблемы рассмотрения такого рода дел.

1. Основания применения статьи 168 ГК РФ

В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Данная норма, таким образом, устанавливает общее основание недействительности сделок, не соответствующих императивным правовым предписаниям, и должна применяться всякий раз, когда в законе отсутствуют указания на какое-либо специальное основание недействительности (ничтожности или оспоримости).

Учитывая же, что оспоримость сделки всегда должна быть оговорена в законе специально, квалификация непосредственно по статье 168 ГК РФ остается возможной лишь в отношении ничтожных сделок.

“Смысл статьи 168 ГК, – отмечает К.И. Скловский, – состоит в том, что нарушается известный позитивный закон, и как следствие этого нарушения – сделка не имеет силы” .

Следует согласиться с автором, что основание недействительности сделки, предусмотренное статьей 168, имеет объективный, а не субъективный характер и что для квалификации сделки как недействительной по этому основанию не требуется направленности воли сторон на несоблюдение закона.

Поэтому, к примеру, нарушение запрета, установленного пунктом 1 статьи 10 ГК РФ (злоупотребление правом), не может служить основанием для признания сделки недействительной по статье 168 ГК РФ .

Скловский К. О злоупотреблении правом // ЭЖ-Юрист. 2000. N 32. С. 2.
Там же.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья К.И. Скловского “О применении норм о злоупотреблении правом в судебной практике” включена в информационный банк согласно публикации – “Вестник ВАС РФ”, N 2, 2001.

Не отвечая требованиям императивных правовых норм, ничтожная сделка является недействительной и не порождает юридических последствий с самого момента своего совершения (ab initio), независимо от судебного решения о признании ее таковой. Неверно было бы думать, что, признавая сделку ничтожной, суд тем самым прекращает и возникшее из нее правоотношение.

Суд в данном случае только подтверждает, что такого правоотношения нет и никогда не было. Иск о признании сделки ничтожной , являясь разновидностью установительного иска (иска о признании), направлен на установление судом факта недействительности сделки и отсутствия правоотношения, на которое эта сделка была направлена.

Следовательно, этот иск представляет собой так называемый отрицательный или негативный иск о признании. В литературе и судебной практике он именуется как “иск о признании недействительной ничтожной сделки”. Были, однако, предложены и более компактные термины для его обозначения – иск о ничтожности или негационный иск (от лат.

negationis – отрицающий, отрицательный; negatio – отрицание) , которые и будут использоваться нами в дальнейшем.

Этот иск не следует смешивать с другим – иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (в частности, реституции), хотя оба могут быть совмещены в одном исковом заявлении в качестве взаимосвязанных, но всегда относительно самостоятельных исковых требований.
См.: Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок: Теоретический очерк. Томск: Пеленг, 1998. С. 9; Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М.: Городец, 2000. С. 81.

Предусматривая общее основание недействительности сделок, статья 168 ГК РФ не предполагает, да и едва ли может предполагать, установление точно определенного перечня законов и иных правовых актов, несоответствие которым влекло бы ничтожность сделки.

Поэтому в практике арбитражных судов часто возникают вопросы о конкретных основаниях недействительности сделок, предусмотренных этой статьей Кодекса. В связи с этим представляет интерес одно из дел, рассмотренных Арбитражным судом Томской области.

Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) обратился с иском к ООО “Сакура” о применении последствий недействительности ничтожной сделки (договора аренды) путем возврата (освобождения и передачи) здания столовой “Дружба”.

Как следует из материалов дела, указанное здание находится в оперативном управлении у истца и относится к объектам государственной (федеральной) собственности.

Между истцом и ответчиком был заключен договор аренды, по которому ТУСУР (арендодатель) передал ООО “Сакура” (арендатору) здание во временное владение и пользование сроком на 10 лет.

В соответствии с пунктом 4 статьи 27 Федерального закона от 22.08.96 N 125-ФЗ “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” высшее учебное заведение вправе выступать в качестве арендатора и (или) арендодателя имущества.

Сдача в аренду государственным, муниципальным высшим учебным заведением закрепленных за ним объектов собственности, а также земельных участков осуществляется без права выкупа с согласия ученого совета высшего учебного заведения по ценам, которые не могут быть ниже цен, сложившихся в данном регионе.

Однако вышеуказанный договор аренды был заключен без согласия ученого совета ТУСУРа, то есть с нарушением пункта 4 статьи 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”.

В связи с этим суд первой инстанции в соответствии со статьей 168 ГК РФ признал договор аренды недействительным (ничтожным) и, руководствуясь пунктом 2 статьи 167 ГК РФ, обязал ответчика (ООО “Сакура”) возвратить ТУСУРу здание столовой.

Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 35. Ст. 4135.

Данное решение было оставлено без изменения судом апелляционной инстанции.

При этом апелляционной инстанцией не был принят довод ответчика о том, что имело место одобрение и согласие истца на заключение договора аренды, поскольку статья 183 ГК РФ, допускающая возможность последующего одобрения сделки, совершенной неуполномоченным лицом, не применяется в случаях, когда с превышением полномочий, установленных законом, действует орган юридического лица. Суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах надлежит руководствоваться статьей 168 ГК РФ.

Приведенные решение и постановление Арбитражного суда Томской области были оставлены без изменения Федеральным арбитражным судом Западно – Сибирского округа (дело N А67-2368/00).

Судебные акты, принятые по этому делу судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, представляются обоснованными. В данном случае имело место совершение сделки органом юридического лица (ректором) с выходом за пределы ограничений его полномочий.

Однако к отношениям сторон не может быть применена норма статьи 174 ГК РФ, в соответствии с которой, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Данная норма учитывает интересы другой стороны, которой могло быть и неизвестно об ограничениях, содержащихся в учредительных документах партнера, и в случае ее добросовестности не допускает оспаривания сделки. Понятно, что это предположение отпадает, если речь идет о сделке, совершенной с нарушением закона, содержание которого должно быть известно каждому. Поэтому статья 174 ГК РФ, если исходить из ее буквального толкования, не распространяется на случаи совершения сделок органом юридического лица с выходом за пределы ограничений его полномочий, установленных законом. Как правильно отмечается в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.98 N 9 “О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок” , если орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, то следует руководствоваться не статьей 174, а статьей 168 ГК РФ.

Прилож. к “Вестнику ВАС РФ” N 1 за 2001 год, с. 103 – 104.

В рассматриваемом случае полномочия ректора высшего учебного заведения (ТУСУРа) по передаче в аренду закрепленных за последним объектов собственности были ограничены Федеральным законом “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” (п. 4 ст.

27): возможность совершения ректором соответствующих сделок поставлена в зависимость от согласия ученого совета, то есть выборного представительного органа, осуществляющего общее руководство государственным или муниципальным вузом (п. 2 ст. 12).

Между тем согласия ученого совета ТУСУРа на сдачу в аренду здания столовой “Дружба” не было. Таким образом, совершение сделки органом юридического лица с превышением своих полномочий, предусмотренных законом, то есть с нарушением требований закона (или иных правовых актов), влечет ее ничтожность.

В таких случаях необходимо руководствоваться положениями статьи 168, а не статьей 174 или 183 ГК РФ .

См. п. 2 Информ. письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 “О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации” // Вестник ВАС РФ. 2000. N 12. С. 63.

В приведенном деле суд квалифицировал как ничтожный договор аренды, который был совершен с нарушением норм материального закона. Однако содержание статьи 168 ГК РФ не исключает признания недействительными сделок, не соответствующих также и требованиям процессуального (в том числе исполнительного) законодательства.

Поэтому правильным представляется вывод, сделанный Федеральным арбитражным судом Западно – Сибирского округа при рассмотрении одного из дел в кассационном порядке.

Отменив решение и постановление Арбитражного суда Кемеровской области, кассационная инстанция указала, что при повторном рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо проверить, соответствует ли спорный договор купли – продажи как исполнительному, так и другому законодательству, включая гражданско – процессуальное, поскольку статья 168 ГК РФ не содержит конкретного перечня законов и иных нормативных актов, несоответствие которым влечет ничтожность сделки .

См.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно – Сибирского округа от 16.03.2000 по делу N Ф04/685-128/А27-2000.

Непосредственно по статье 168 ГК РФ следует квалифицировать и иные сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, если в самом законе (ином правовом акте), которому сделка не соответствует, нет специального указания на ее недействительность.

Так, ничтожными по основанию, предусмотренному статьей 168 ГК РФ, являются сделки юридических лиц, обладающих специальной правоспособностью (некоммерческие организации, государственные и муниципальные унитарные предприятия, иные организации, указанные в законе), совершенные с нарушением этой правоспособности . То же следует сказать и о сделках государственных и муниципальных унитарных предприятий по распоряжению закрепленным за ними имуществом, совершенных без согласия собственника, если по закону такое согласие требуется. Судебная практика признает ничтожными по статье 168 ГК РФ и договоры, заключенные сторонами после введения процедуры наблюдения без согласия временного управляющего, то есть в нарушение пункта 2 статьи 58 Федерального закона от 08.01.98 N 6-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/11588-nekotorye-problemy-praktiki-primeneniya-stati-grazhdanskogo-kodeksa

Признание сделки недействительной по ст 168 гк рф судебная практика

Судебная практика по 168 гк рф

С 1 сентября 2013 года  действует новая редакция ст. 168 ГК РФ  которая вызвала трудности в судебной практике. На сегодняшний день  противозаконная сделка является оспоримой.

Статья 168 ГК РФ разграничивает ничтожность и оспоримость сделки исходя из критерия интереса: публичного и личного.

Верховный суд в Постановлении № 25  разъяснил понятие публичных интересов применительно к ничтожности сделок.

Анализ судебной практики по делам о признании сделок недействительными позволяет выделить  следующие моменты:

  1. суды стали активно применять п. 2 ст. 166 ГК РФ и отказывают лицу, не являющемуся стороной по сделке, в удовлетворении его заявления со ссылкой на недоказанность нарушения прав и законных интересов истца оспариваемой сделкой. Эта тенденция более всего прослеживается  в отношении оспоримых сделок;
  2. Суды стали применять п. 5 ст. 166 ГК РФ (о недобросовестности лица, ссылающегося на недействительность сделки) и появились   отказные решения именно по этому основанию .Например в одном из дел в обоснование своих требований истец ссылался на осуществление ответчиком деятельности в отсутствие предусмотренной законом лицензии. В мотивировочной части суд указал, в частности, что действия истца по подписанию и частичному исполнению договора, внесению предоплаты, а также направленные при переписке уверения о намерении продолжать сотрудничество давали основания полагаться на действительность заключенного договора. Поэтому заявления об обратном являются проявлением недобросовестности и не могут быть приняты во внимание.
  3. сформировалось понятие публичного интереса, нарушение которого влечет за собой ничтожность сделки. В Постановлении № 25  в общих чертах раскрыто само понятие публичных интересов, интересы публично-правового образования отделены от публичных интересов, а также от таких нарушений, которые просто не соответствуют законодательству.

 В связи с этим суды все чаще стали отказывать в удовлетворении требований о признании сделок недействительными.

После принятия Постановления № 25  по половине  дел суды отказывают в удовлетворении таких исков, при этом, мотивировочная часть решений содержит анализ норм, на которые ссылаются истцы.

Например, по одному из дел отказывая в иске  суд указал, что заключение сторонами договора не противоречило действовавшему в тот период законодательству, а общество лишь реализовало право на приобретение в собственность земельного участка.

Кроме того, суд учел недобросовестность истца, которая была установлена со ссылкой на п. 5 ст. 166 ГК РФ, а также замечания ответчика о пропуске срока исковой давности.

Общий вывод, признать сделку недействительной в настоящее время стало гораздо сложнее и прежде чем обратится в суд с требованиями об оспаривании сделки нужно тщательно взвесить моменты обозначенные в Постановлении №25.

С 1 сентября 2013 года вступили в силу изменения внесенные в Гражданский кодекс РФ регулирующие правила о недействительности сделок. Что же изменилось в таком важном и чувствительном для всех без исключения правовом институте?

Внесение изменений в Гражданский кодекс РФ призвано усложнить возможность признавать сделки (договоры) недействительными и придать гражданскому обороту большую стабильность. Насколько это получилось, ответит только судебная практика, а пока попробуем проанализировать некоторые новеллы.

Самым распространенным основанием для признания сделок (договоров) недействительными является статья 168 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой, если сделка нарушает требования закона или иного правового акта, то она ничтожна, если законом не установлено, что такая сделка оспорима, или не предусмотрены иные последствия.

В п. 1 ст. 168 новой редакции ГК РФ предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, оспорима, за исключением случаев, предусмотренных законом. Таких случаев, однако, не мало (см., к примеру, п. 3 ст. 163, п. 2 ст. 168, ст. 169, п. 2 ст. 170, п. 1 ст. 173.1, п. 2 ст. 174.1, п. 2 ст. 188 ГК РФ).

И все же это изменяет правовую ситуацию, поскольку одно из основных отличий оспоримой сделки от ничтожной состоит в том, что оспоримая сделка в качестве недействительной может быть квалифицирована лишь судом. Что касается ничтожной сделки, то она является таковой независимо от решения суда. Т.е.

если мы имеем дело с ничтожным договором, то нам не обязательно заявлять иск о признании договора недействительным, как это было бы необходимо имей мы оспоримый договор, а сразу же можно заявлять иск о применении последствий недействительности этой сделки (возврат всего полученного по сделке).

Справедливости ради надо отметить, что на практике истцы, как правило, даже при ничтожности договора заявляют одновременно два требования — первое, о признании договора недействительным и второе, о применении последствий недействительности договора, так как всегда существует некая неопределенность, является ли конкретная сделка ничтожной и заявляя самостоятельный иск о признании договора недействительным истец хочет, чтобы эта неопределенность была снята именно судебным решением.

В настоящее время требовать признания сделок ничтожными и применения последствий недействительности ничтожной сделки в судебном порядке может любое лицо. Однако в соответствии с новой редакцией ГК РФ заявить такое требование смогут лишь стороны сделки.

Иные лица будут вправе обращаться с подобными заявлениями в суд лишь в случаях прямо предусмотренном законом. Указанные изменения направлены на пресечение недобросовестного поведения лиц заявляющих о недействительности таких сделок, которые не затрагивают их законных интересов.

А такое в настоящей правовой реальности не редкость, иск о признании договора недействительным используют для шантажа одной из сторон договора.

Кроме того, в Гражданский кодекс РФ введено несколько новых, и, по моему мнению, весьма важных элементов правового регулирования:

  • Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

  • Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

  • Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

  • Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

  • Суд вправе не применять последствия недействительности сделки, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

  • Лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия.

В новой редакции ГК РФ также изменены положения о недействительных сделках, совершенных под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Теперь дается определение существенного заблуждения, под которым следует понимать такое заблуждение, которое не позволило заблуждающейся стороне разумно и объективно оценивать ситуацию настолько, что она не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Также установлен более широкий перечень жизненных ситуаций, которые определяются как достаточно существенные заблуждения:

  • сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

  • сторона заблуждается в отношении тождества предмета сделки или таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

  • сторона заблуждается в отношении природы сделки;

  • сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со

сделкой;

  • сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

В новой редакции ГК РФ говорится, что сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения, не может быть признана недействительной, если контрагент согласился на ее совершение на условиях, из представления о которых исходила заблуждающаяся сторона. В этом случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает эти условия сделки в своем решении.

В то же время новые положения ГК РФ вводит и некоторые ограничения на оспаривание сделок по ст. 178 ГК РФ, поскольку в п. 5 данной статьи установлено.

Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

Значительно изменено регулирование возмещения ущерба в случаях признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием существенного заблуждения.

Действующим Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что сторона, не заблуждавшаяся относительно условий сделки, может потребовать возмещения реального ущерба от своего контрагента, если заблуждение произошло по вине данного контрагента.

Теперь же предусматривается, что реальный ущерб при признании сделки недействительной по ст. 178 ГК РФ должен возмещаться также и в случае возникновения заблуждения в результате обстоятельств, не зависящих от воли сторон.

Ущерб не может возмещаться, если сторона, не заблуждающаяся в условиях или существе сделки, знала или должна была знать о наличии заблуждений у другой стороны или заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые она отвечала.

Гражданский кодекс РФ дополнен нормой о сроке исковой давности для признания сделки ничтожной. В п. 1 ст.

181 ГК РФ в новой редакции указывается, что установленный срок исковой давности по заявлению третьего лица (не являющегося стороной сделки) отсчитывается с момента, с которого это лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения такой сделки, но, во всяком случае, не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки.

1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Источник: https://juridic-help.ru/priznanie-sdelki-nedeystvitel-noy-po-st-168-gk-rf-sudebnaya-praktika/

Кабинет Юриста
Добавить комментарий